Al-Jazeera: «Сирия предоставляет Ирану территорию, для атак на Израиль и США в собственных геополитических интересах»

По мере того, как Сирия медленно возвращалась в арабское лоно, она наладила отношение с ХАМАС, что, однако, не привело пока к тесному сотрудничеству с ним, – считает автор Andrew Waller.

Ibrahim Hatib/Anadolu Agency via Getty Images

Региональные последствия войны Израиля в Секторе Газа привлекли новое внимание к так называемой «Оси сопротивления» – своего рода альянсу между ХАМАС, «Хезболлой», Ираном и Сирией. Но если «Хезболла» и Иран проявляют заметную активность с 7 октября, то сирийский режим Башара Асада играет приглушённую роль в поддержке своего то возникающего, то вновь исчезающего союзника ХАМАС. Лишь в октябре прошлого года года официальные связи с режимом президента Башара Асада восстановились спустя десять лет. Взаимопонимание прекратилось ещё в первые годы сирийской гражданской войны (началась весной 2011 года). И это, теперешнее примирение было поддержано «Хезболлой» и Ираном отчасти для противодействия растущему числу арабских правительств, которые стремятся нормализовать свои отношения с Израилем посредством «Соглашений Авраама».

В условиях ужесточения блокады Сектора Газа Израилем, продолжавшимся с 2007 года, ХАМАС отчаянно нуждался в союзниках. А поскольку сирийская экономика находится в руинах, – отмечает обозреватель, – то инфраструктура страны всё чаще подвергается налётам израильской авиации, против которой Сирия бессильна. Дамаск был не в состоянии сдерживать своё недовольство, когда его основные сторонники – Иран и «Хезболла» – настаивали на примирении. Вклад Сирии в материальную мощь ХАМАСа невелик и вряд ли сыграл какую-либо роль в содействии нападению 7 октября.

Хотя Исмаил Хания, глава политического крыла ХАМАС, в прошлом году сообщил телеканалу «Аль-Джазира», что часть ракетного арсенала группировки дальнего действия поступает из Сирии, но большая часть из Ирана или производится внутри страны. Однако позиция Сирии в более широком альянсе с Ираном и «Хезболлой» остаётся важным фактором эскалации насилия во всём регионе.

«Дамаск по-прежнему играет важную роль в «Оси сопротивления» просто в силу своего геостратегического положения», говорит аспирант университета Сент-Эндрюс Насрин Ахтер, специально исследующий отношения между ХАМАС, «Хезболлой» и Сирией. – Помимо того, что Сирия служит каналом для поставок оружия «Хезболле», она ещё предоставляет Ирану плацдарм в арабо-израильской войне, позволяя ему открыть второй фронт против Израиля и предлагая арену для нападения на базы США».

«Однако внутри этого альянса сирийский режим является пассивным действующим лицом», – утверждает академик и эксперт по «Хезболле» и Сирии Джозеф Дахер. С 2011 года автономность и самостоятельность режима Асада практически были нивелированы, а зависимость от Ирана, либо от России только увеличивалась. То есть, сама Сирия не способна на открытие самостоятельного фронта против Израиля и её участие в военных действиях может быть инициировано только «Хезболлой» или проиранскими «ополченцами». Сам Дамаск не может и даже не желает начать войну против Израиля.

Генеральный секретарь «Хезболлы» Хасан Насралла лично признал это:

«Мы не можем требовать от наших партнёров из Дамаска большего и должны быть реалистами, – заявил он месяц назад в обращении к своим сторонникам. – В самой Сирии уже 12 лет идёт глобальная война. Но несмотря на сложную внутреннюю ситуацию, она поддерживает сопротивление, хотя и страдает от последствий».

Насрин Ахтер замечает, что «с момента начала войны в Секторе Газа Сирия стала местом нападений и репрессий не только со стороны Израиля и США, но также и Ирана с поддерживающими его ополченцами».

За последний месяц США провели несколько воздушных налётов в Сирии, атакуя подразделения Корпуса стражей исламской революции, и его союзников, а Израиль бомбил аэропорты в Дамаске и Алеппо. По данным Пентагона, поддерживаемые Ираном ополченцы нанесли по американским целям по меньшей мере 40 ударов из Сирии и Ирака. Ахтер считает, что эскалация насилия создаст ещё большую нестабильность в стране:

«Это повышает вероятность того, что Сирия превратится в поле битвы для опосредованной войны, которую ведут региональные и глобальные державы, обрекая сирийский народ на новые страдания и несчастья».

При этом, как считает автор статьи, сам Башар Асад может получить политическую выгоду, поскольку региональные лидеры оказываются под растущим общественным давлением, требующим изменить свою позицию по отношению к Израилю. А “Авраамовы соглашения” выглядят всё более несостоятельными. В этой связи нормализация отношений сирийского режима с арабскими лидерами ускорилась. В ноябре Асад присутствовал на арабо-исламском саммите, организованном наследным принцем Мухаммедом бен Салманом в Эр-Рияде (Саудовская Аравия), стоя рядом с региональными лидерами, которые ранее осуждали его. Однако всё равно Асад остаётся спорной фигурой, вызывающей разногласия.

«Все понимают, – заключает Насрин Ахтер, - что ключевым вопросом для верхушки сирийского режима является не освобождение Палестины, а собственное выживание и сохранение геополитических интересов».

Очевидно, что Сирия не развивается. Более 90% населения живёт за чертой бедности и не знает, чего ждать завтра. Но эль-Асад стоит на стороне Палестины не для перспектив своей страны, а чтобы отвлечь внимание от репрессий с вопиющим нарушением прав сирийцев. И это, естественно, никак не способствует повышению уровня жизни населения страны даже в обозримом будущем.